~Slash of Toy~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~Slash of Toy~ » Фан+творчество » Just a little more love


Just a little more love

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Just a little more love
Пэйринг: Том/Билл, намек на Йост/Билл куда ж я без этого)
Рейтинг: NC-17, да еще и вуайеризм...
Жанр: PWP, POV Йост

- Черт, вы опять за свое! – я досадливо закатываю глаза и прохожу в номер.
Том со скоростью света скатывается с Билла и оказывается на краю кровати,
вздыхает, нервно теребит дреды. Он знает, конечно, что я в курсе, но,
видимо, все равно неприятно. А нам выезжать надо через пять минут, и я не
собираюсь тут делать вид, что мне неудобно, или извиняться.
- Вы хоть собрались? – смотрю на Билла, который так и не сдвинулся с
места, только щеки пылают, он хмурится, кладя себе руку на ширинку
джинсов.
- Да, только… Дэвид, мож еще минут десять, а? – ну уж нет, я не собираюсь
опаздывать, только из-за того, что двое участников Tokio Hotel хотят
заняться сексом. И не просто участников, а братьев. Блин, кому скажешь,
примут за сумасшедшего, поэтому я предпочитаю молчать.
Том прекрасно понимает, что уговоры не помогут, и начинает подтягивать
сумки к двери.
- Давай, вставай, - я за локоть вытягиваю его брата из кровати, хорошо
хоть они не успели шмотки с себя постягивать, и мне, правда, не приходится
краснеть. Он выдергивает свою руку и надевает куртку, изредка бросая
задумчивые взгляды на Тома. Тот не реагирует вообще никак. Билл слишком
сильно нажимает Play на плеере и вылетает из номера, прихватив только
небольшую сумку через плечо.
Когда мы, наконец-то, все садимся в микроавтобус, Билл немного
успокаивается. Он дергает ногой в такт музыки и сжимает томово колено. И в
этом жесте столько обещания, что мне невольно становится душно. Почему эти
двое делают это? Почему я знаю кучу братьев и сестер, в том числе
близнецов, которые… совершенно нормальны! Я, вообще-то не жалуюсь, мне все
равно, что они там делают, лишь бы это не мешало работе, потому что они
по-настоящему талантливы, и я готов позволять им многое. И то, что они так
тонко чувствуют друг друга, просто отлично, это очень важно на концертах и
на интервью. Правда, я не знаю чем это вызвано, тем, что они близнецы, или
тем, что между ними нечто большее, чем братская любовь.
Если не ошибаюсь, Густав с Георгом ни о чем не догадываются, хотя я не
понимаю, как можно не замечать столь очевидных вещей. Если по Тому, и
правда, трудно что-то понять, так как за его ухмылками спрячется все, что
угодно, то Билл читается как открытая книга. Когда он рядом с братом, его
движения становятся более плавными, он как будто расслаблен и напряжен
одновременно. Кажется, что если к нему просто прикоснуться, он выгнется,
точь-в-точь, как во время секса, поэтому на фотосессиях я всегда стараюсь
держать Тома неподалеку. Фотографии, настолько наполненные неподдельной
эротикой, никого не оставят равнодушным. Билл и сам не понимает, почему
настолько привлекателен. Не знаю, почему это замечаю я.
- Остановите машину! Я забыл мобильник в номере, мне надо вернуться!
Что? Я ушам своим не верю. Густав оборачивается с сиденья перед нами,
Георг рядом с ним давно спит, и удивленно приподнимает брови. Я знаю это
выражение, что-то вроде «Биллу вздумалось покапризничать».
- Купим новый, сразу, как только прилетим, - почти без надежды говорю я.
- Нет, это невозможно, там куча важных номеров, он мне просто жутко нужен!
- Билл, понимаешь…
- Давай, я просто возьму такси и по-быстрому сгоняю за ним?
- Ты же прекрасно знаешь, что не можешь поехать один, и мне придется ехать
тоже. – ну почему мы никогда не можем уехать куда-то нормально?
- Я тогда тоже с ним поеду, - равнодушно бросает Том со своего сиденья.
Мне на секунду приходит в голову мысль, что будь я на месте Тома, не
выпускал бы Билла из объятий вообще. Но только на секунду.
- Ну, ладно - мне приходится сдаться, как бы досадно это не было, и машина
тормозит после первого перекрестка. Я надеюсь, что мы быстро поймаем
такси, ибо без бейсболки, с торчащими волосами, Билл выглядит слишком
броско, а вместе с братом они вообще составляют странную парочку. На улице
уже темнеет, но фонари еще не включены, свет машин на мгновение ослепляет,
но мне удается быстро поймать такси, и мы с близнецами забираемся в теплый
салон.
Хорошо, что до гостиницы недалеко, а то они бы свели с ума несчастного
водителя. Я видел, как он все время поглядывает в зеркало заднего вида, и
мне даже не надо поворачиваться, я и так видел это раньше. Видел, как они
могут долго просто сидеть и смотреть друг другу в глаза, или как Том
аккуратно поглаживает запястье брата, а тот одними губами шепчет только им
понятные слова. Надеюсь, они тут хотя бы целоваться не будут.
Когда мы останавливаемся у отеля, я кидаю Биллу:
- Давай, быстренько, за телефоном и обратно, - но Том вылезает вслед за
ним.
Я уже десять минут сижу в машине, а близнецы все не возвращаются, и
водитель не выглядит довольным. Черт, если они там что-то опять затеяли, я
их просто придушу как котят, они никогда не могут понять, когда можно, а
когда нельзя. Отпускаю такси, влетая в холл отеля. Подняться на наш этаж -
две минуты, толкаю дверь и чувствую себя гребанным пророком. Том прижимает
брата к стене животом, задрав его футболку до самых подмышек, трется пахом
об его задницу, наверняка уже звезды перед глазами видит, хоть кто бы
съехал от звуков, которые Билл издает. Без слов, но так умоляюще, что у
меня самого крыша едет. Я хватаю Тома за плечо, стараясь сжать посильнее,
и выталкиваю в коридор:
- Вниз, быстро!
Билла я тащу чуть ли не на себе, потому что у него заплетаются ноги, а
поручить его Тому было бы сейчас самоубийственно.
Приходится брать тачку отеля. Они предлагают мне взять микроавтобус, и я
соглашаюсь, лишь бы скорее свалить и добраться до аэропорта. В машине я
пробираюсь в самый конец, где широкие сиденья расположены друг напротив
друга, сажусь справа, в то время, как близнецы усаживаются напротив меня.
Не знай я, в чем дело, подумал бы, что младший сейчас потеряет сознание, у
него совершенно бездумный взгляд, он сразу пристраивается на плечо брата,
кладет руку ему на живот, и Том обнимает его, проводя рукой по волосам, по
щеке, и, наконец, за подбородок приподнимает его лицо к себе. Я хочу
отвернуться, но не могу, они меня завораживают. Завораживают руки Тома,
крепко обнимающие брата, завораживает приоткрытый рот Билла, с чуть
дрожащими губами, яркий, даже в полумраке микроавтобуса. Старший целует
его, наверно, забив на меня окончательно, и близнец подается к нему всем
телом, углубляя поцелуй.
Я благодарю Бога за то, что от водителя нас отделяет тонированное стекло,
но лично для меня они сейчас большая проблема.
Близнецы поворачиваются ко мне одновременно, с одинаковым голодным блеском
с глазах, с одинаково припухшими губами.
- Пожалуйста, - шепчет Билл, - можно мы… Дэээвид?
О, Господи! О чем он просит? Чтоб я разрешил потрахаться им с братом прямо
здесь? Я киваю, еще не соображая до конца, я в легком шоке, уже даже хочу
посмотреть, как далеко они зайдут.
Все это похоже на какой-то гребанный странный сон, один из тех, которые
потом с удовольствием бы обсасывали последователи Фрейда: взрослый
мужчина, подсматривающий за мальчиками-близнецами, помешанными на инцесте…
Но эти самые мальчики не дают мне до конца подумать об извращенности
ситуации, потому что одним плавным движением Билл ложиться на сиденье,
призывно смотря на брата. Том кидает на меня как будто «проверяющий»
взгляд, и, поняв, что все нормально, и я, вроде как, сижу тихо,
концентрирует все свое внимание на брате. Он явно не торопится, то ли
привык так, то ли сейчас боится меня.
Но это ненадолго, распростертый рядом с ним брат, видимо, заставляет
забыть обо всем. Билл тяжело дышит, когда Том скидывает кроссовки и
залезает на сиденье, садясь как раз между расставленных ног брата. Он
кладет руки Биллу на живот, и ведет ладони вверх, задирая майку, а потом
уже, проведя пальцами по соскам, обратно вниз, расстегивая ремень и
ширинку, но на этом останавливаясь.
Я даже дышать забываю. Забываю, что могу уйти на переднее сиденье
микроавтобуса, руки уже немеют от того, как сильно я вцепился в кожу
обивки. Я смотрю на младшего Каулица, не в силах оторваться от жадного
блеска в его глазах, от тонкой руки, вцепившейся в штанину Тома. Тот снова
оглядывается на меня и хмурится. Как будто хочет сказать «свали уже,
Йост». Ну уж нет, теперь я хочу досмотреть, несмотря на то, что мне все
труднее не отвлекаться на тяжесть между ног. Том не решается стягивать с
брата штаны прямо так, он ложится на него сверху, а только потом спускает
ему джинсы с задницы. Достает из кармана маленький тюбик и протискивает
руку между их телами, наверно, выдавливает гель сразу внутрь.
Боже, мне становится так жарко.
Это выглядит как годами заученная прелюдия.
Билл тихонько стонет. Он хватается за пояс своих джинсов, которые Том не
снял до конца, и стаскивает их ниже колен, потом вообще выпутывается из
одной штанины. Он закидывает тонкую ногу брату на спину, притягивая его
ближе к себе, и теперь я вижу, как рука Тома ритмично двигается, он раз за
разом проталкивает пальцы в Билла, отчего тот просто сходит с ума, судя по
издаваемым им звукам. Он тянет брата на себя, впиваясь в губы.
У меня едет крыша. Он целуются взасос. Они собираются трахнуться прямо
сейчас.
Я смотрю на бок Билла, переходящий в бедро и острую коленку, на узкую
щиколотку, с маленькой торчащей косточкой. Я бы на месте Тома, поцеловал
его именно в эту косточку, подняв ему ногу вверх, прямо перед тем, как
войти.
Стоп, нет, я бы этого вообще не делал.
Я кладу ногу на ногу, хотя становится только больней. Вот бы сейчас пойти
отдрочить как следует.
Теперь Том совсем лег на брата, задрав обе его ноги высоко себе на спину.
Они мгновенье смотрят друг на друга, а потом Билл откидывает голову назад,
а Том подается вперед, впиваясь в его шею, и, мне кажется, я даже вижу,
как он входит в него. У Билла вырывается высокий стон, почти на грани
истерики, и следующие несколько минут он вообще не замолкает. Том
двигается быстро и сильно, мышцы на бедрах напряжены, глаза, не отрываясь,
наблюдают за братом. Я тоже на него смотрю, на совершенно непередаваемое
выражение экстаза на лице, на плотно сомкнутые ресницы и чуть
страдальчески сморщенный лоб. Том, не тормози, сейчас надо погладить его.
Ну же, погладь его по животу, а потом обхвати рукой член, видишь, он уже
почти, почти…
Я сам почти кончаю, но сдерживаюсь, закрывая глаза, хотя все равно слышу
хриплые стоны, Том что-то там шепчет, а Билл очень нежным голосом говорит
«да, да…», а потом вскрикивает. Я затыкаю уши.
Когда мы приезжаем в аэропорт, я уже почти не возбужден, во всяком случае,
это не так заметно. Но я не могу оторвать взгляда от близнецов, точнее от
Билла. Он чуть более растрепан чем обычно, но его улыбка такая счастливая,
его движения такие плавные, все его жесты, мимика, все почему-то
воспринимается мной по-другому.
Я захожу в туалет аэропорта, чтобы умыться и привести себя в порядок.
Подставляю руки по холодную водяную струю и понимаю, что мне уже не
хочется пойти в кабинку и отдрочить.
Мне хочется сделать с Биллом то же самое, что 20 минут назад сделал с ним
Том.

0

2

я читал этот фаеф еше давно ничего так

Tom Kaulitz написал(а):

щиколотку, с маленькой торчащей косточкой. Я бы на месте Тома, поцеловалего именно в эту косточку

не наю мя прет от ентого момента..хоть что-то новое написали

0


Вы здесь » ~Slash of Toy~ » Фан+творчество » Just a little more love


Создать форум © iboard.ws